Положительная «Примера»

Алексей ГВИШАНИН



И не надо говорить, что заразительны только дурные примеры. Эту поговорку выдумали те, кто не в состоянии подавать примеров хороших. Андрей Венгерский, хозяин симпатичной зеленой «Примеры», во всем поступал, как учат классики педагогической науки. Когда у него сложилось решение оснастить «Примеру» подходящей его вкусам аудиосистемой, он прежде всего обложился умными печатными изданиями и стал, как завещал один всем нам родной дедушка, «учиться, учиться и учиться».




Изучив самостоятельно основы автозвуковых наук, Андрей сел в машину, пока что способную издавать только назойливый писк штатной аудиоустановки, а не то, что в кругах интеллигентных принято считать музыкой, и поехал по именитым учителям. То есть — по установочным студиям столицы. Всех внимательно выслушивал, запоминал, анализировал, но отдать кому-либо предпочтение не спешил. И вот, в ходе малого европейского турне прибыл в установочную студию «Саунд Лаб». Там его встретил ведущий установщик студии Андрей Козырев, который не только предложил своему тезке решение проблемы, но и придал всему процессу некоторый драматизм.




Вот как было дело. Андрей-заказчик успел приобрести для будущей установки два усилителя Genesis Stereo 100, ориентируясь на классическую схему «два на фронт, два — на сабвуфер». Андрей-исполнитель предложил эту схему пересмотреть. Один из Stereo 100 был заменен четырехканальным Compact Four с тем, чтобы реализовать куда более продвинутую поканальную схему.




Во главе системы стоит CD-ресивер Nakamichi CD45z. Из всего обилия линейных выходов использована только одна пара, поскольку изначально предполагалось в качестве «нервного центра» установки применить знаменитый процессор Alpine PXA-H600. Процессор расположили в багажнике, поближе к усилителям, поэтому длинный межблочник в системе всего один и о помехах можно сильно не волноваться. Процессор отвечает не только за временные задержки, необходимые для выстраивания звуковой сцены, но и за основную частотную фильтрацию. Расклад по частотам такой: на сабвуферных выходах процессора выделяется сигнал с частотами ниже 80 Гц. Он идет на оба канала усилителя Stereo 100. Выходы процессора, задуманные как Front и Rear, на деле использованы под раздельные каналы усиления для мидбасов и «пищалок» фронтальной акустики. Фронт собран из 165-миллиметровых мидбасов DLS U6 в дверях и ВЧ-головок RC1 в передних стойках. Вопрос о разделении частотных полос «мидбасы — «пищалки» был решен не совсем традиционно. Мидбасы ограничены снизу по частоте на уровне 50 Гц, что довольно низко для 6-дюймовых головок, но U6 это переносят спокойно, проверено было не раз. Сверху частотный диапазон мидбасов не ограничен ничем, кроме естественного спада, поэтому фазовые искажения на средних частотах сведены к минимуму. А «пищалки», хоть и работают от отдельных каналов усиления, подключены к выходам усилителя через пассивные кроссоверы, специально для них предназначенные. У такого «полуактивного» построения системы есть определенные преимущества. Во-первых, более надежной становится защита ВЧ-головок от возможного проникновения низкочастотных сигналов. А во-вторых (и в-главных), скроенный по мерке под эти «пищалки» фирменный кроссовер учитывает особенности поведения импеданса динамиков на довольно низких (для ВЧ-головок) частотах, ниже 3 кГц, поэтому частоту раздела удалось опустить до 2,5 кГц. В результате большая часть сигналов, несущих пространственную информацию, излучается высокорасположенными «пищалками», и звуковая сцена получилась редкой стабильности.













Окончательно требуемые характеристики звуковой сцены выставляются временными задержками на процессоре. Его дисплей и пульт управления поставили в обивку потолка над лобовым стеклом.







Но все это — еще не драматизм, о котором говорилось в начале. Наиболее зрелищным и необычным стало решение басового звена системы. Как раз в то время, когда поступила в работу зеленая «Примера», Андрей Козырев экспериментировал с полосовыми сабвуферами-бандпассами четвертого порядка и пришел к выводу, что бытующее предубеждение против такого типа акустики во многом несправедливо и связано с неправильным расчетом оформления, без должного учета акустики салона.




Творческий поиск установщика как-то удачно совпал с требованиями заказчика, и сабвуфер решено было сделать по принципу бандпасса. В качестве динамиков выбрали два «тяжеловеса» Phase Linear HC-10B серии Heavycast. После моделирования на компьютере и измерений в пробных ящиках пришли к выводу: динамики оптимально согласуются с салоном в бандпассе с почти равным объемом передней и задней камер, около 16 литров. Ну, если точнее — 16,4 у передней и 16,8 — у задней. Передняя камера сообщается с салоном через тоннель диаметром 75 мм и длиной 290. Таких бандпассов в единой конструкции, по существу, два, по числу басовых динамиков. Четырехкамерный корпус сделан из 20-миллиметровой MDF-плиты и внутри, для поглощения стоячих волн, что для бандпассов характерно, но не всегда учитывается при постройке, обшит специальным акустическим поролоном Jamo. Стенку корпуса, выходящую в багажник, изготовили из прозрачного оргстекла, и зрелище предварительно собранного сабвуфера впечатлило заказчика настолько, что решили сделать еще один шаг по пути артистического поиска. Сабвуферы покрасили в цвет машины, а внутренний объем корпуса подсветили зеленым, все получилось красиво и не баз оттенка мистики.




Большой по любым меркам (суммарный внутренний объем под 70 литров, что уж говорить о наружном) сабвуфер, тем не менее, довольно ловко расположился в глубине багажника, под задней полкой. Эта полка и служит связующим звеном между сабвуфером и салоном. Тоннели передних камер бандпассов (они размещены по краям общего корпуса) встали так, что их «жерла» пришлись как раз напротив отверстий под штатную тыловую акустику. Между верхней стенкой сабвуфера и полкой поставили упругие волноводы, полностью изолирующие выход тоннелей от объема багажника и направляющие весь бас в салон. Штатные сетки сохранили, так что по виду на задней полке «Примеры» по-прежнему живут штатные «лопухи». Правда, после пробных «прогонов» системы пришлось решетки снять и основательно укрепить и задемпфировать, иначе под действием мощной басовой волны они тряслись как осиновый лист на ветру.




Передняя стенка сабвуферного короба, проходящая параллельно спинке заднего сиденья, служит для размещения усилителей. При откинутой спинке открывается доступ к соединениям и регулировкам, а при закрытой — все надежно упрятано. Поскольку в штатном положении усилители работают в тесном замкнутом объеме, пришлось позаботиться о принудительной вентиляции. Усилители нешуточные, а заказчик, как к этому этапу работ успели выяснить, по части уровней громкости скромничать не привык. Поэтому вентиляторов установили целых шесть штук. Одна батарея из трех вентиляторов гонит воздух внутрь щелевого объема, где размещены усилители, а другая — вытягивает нагретый воздух и отправляет его в багажник.




Так что теперь о былом комарином писке штатной ниссановской музыки напоминает только игрушка, подаренная Андрею сослуживцами. Если вы еще не разобрались, это не маленький зеленый слон, а большой зеленый комар. Правда, голос теперь у него, пожалуй, погромче, чем у слона...

Оригинал статьи - Журнал "Автозвук"

 К списку статей
E-mail: info@icar.ru
оптимизация сайта